Конфет и зрелищ!

Иной раз в театре очень везет на публику. Никаких тебе звонков мобильного и громких комментариев над ухом. Смотри на сцену и наслаждайся. Но в другой…
 
В Могилеве с гастролями чудный спектакль замечательного театра. Аншлаг, билеты раскуплены заранее. Но не проходит и половины действия, как в ложе одна дама средних лет начинает что­-то довольно громко комментировать своей спутнице. Человек пять обернулись и выразительно на нее посмотрели. Не помогло. Ее подруга, видимо, чтобы чуть­-чуть скрасить страдания,  полезла в сумочку искать конфету. «Шоколадная?» — раздался строгий голос. Видимо, шепотом разговаривать дама не умела. Удовлетворившись ответом, шумно развернула обертку и принялась жевать. 
 
Но конфеты, к огромному огорчению женщины, никак не повлияли на восприятие спектакля. Она страдала и хотела, чтобы об этом знало как можно больше зрителей. «Невыносимо!» — пожаловалась возмущенно то ли актеру, то ли спутнице, а то и всему залу. А пусть знают!
 
Сидя во втором ряду ложи, она беспрепятственно могла бы уйти — дверь прямо за спиной.  И никому бы не помешала, а вот обрадовала бы многих. Меня так точно. Что мешало ей встать и гордо удалиться, остается загадкой. Видимо, воспитание. Или тот факт, что «за все уплочено».
 
Так и пришлось страдалице полтора часа насильно приобщаться к искусству. Спасибо хоть по телефону не разговаривала — таких тоже видали.
 
— Это еще что, — со знанием дела сказала выслушивающая мои возмущения подруга. — Однажды видела, как две тетеньки на балконе третьего этажа во время спектакля крепкий напиток дегустировали! Закусывали бутербродами.
 
А что? Третий этаж, артисты не увидят, и дома муж не заругает. Не из горла ведь пили, в самом деле. И не разговаривали почти.
 
На этом фоне дяденька, весь спектакль (а это был «Крик Лангусты» с Юлией Рутберг и Андреем Ильиным, попрошу заметить) тише мыши просидевший с планшетом играя в игру, показался мне просто образцово­-показательным зрителем. Экран только светил слишком ярко…

Читайте также