Сто шагов доброты: «У Мишика»

Уже совсем скоро государственная система социальной защиты в нашей стране отметит свое 100-летие.  Точка отсчета – 5 января 1919 года. Редакции наших газет «Могилевские ведомости» и «Могилевская правда» совместно с комитетом по труду, занятости и социальной защите Могилевского облисполкома запускают новый проект «Сто шагов доброты». Каждый шаг в названии символизирует год в развитии национальной системы соцзащиты.

И начать мы хотим с истории Мишика. Так привыкли звать добродушного парня Михаила Рунцевича его друзья, воспитатели интерната и жители Глуска. У этой истории обязательно будет хеппи-энд, а мы об этом еще напишем. Судьба всего одного человека. Но есть такие мудрые слова: «Кто спасет одну жизнь – спасет целый мир». И на наш взгляд, работу любой службы лучше всего оценивать не по цифрам статотчетности, а на примере конкретной жизненной ситуации.

Когда всего пару дней на двери обувной мастерской «У Мишика» висел замок, в Весновский дом-интернат для детей-инвалидов посыпались звонки от жителей Глуска: «Где наш мастер?» Спросите у любого в райцентре, кто лучший обувщик в округе, и вам в один голос ответят: Мишик вне конкуренции!

А 38-летний Михаил Рунцевич в это время осваивал грамоту. Он и его одноклассники обучаются по специальной программе «Восстановление дееспособности». Самому младшему ученику – двадцать. Приближаемся к кабинету, и становится слышно, как кто-то басом читает по слогам.

– Вы только посмотрите, с каких каракулей наш Мишик начинал свою первую пропись еще в мае. И как аккуратно выводит целые предложения в сегодняшней классной работе, – учитель Зинаида Сенкевич с гордостью листает Мишину тетрадку. – И послушайте, как они читают! А начинали-то мы с букваря. Сегодня им уже по зубам  тексты в учебнике за 2-й класс. И самое главное – ребята читают осмысленно. В то время, когда Миша и его ровесники были детьми, с их диагнозами они считались необучаемыми. Да, у всех моих учеников умственная отсталость определенной степени присутствует, и у обучения есть некий «потолок». Они не смогут в будущем зачитываться классической литературой, но такую задачу никто и не ставит. Нужно научить их ориентироваться в мире людей, вне знакомых стен интерната. Чтобы они могли прочитать вывески аптеки, магазина, с помощью элементарных арифметических навыков посчитать деньги. Они ведь всю свою жизнь прожили в интернате под опекой. Миша, к примеру, попал сюда в 4 года: его мама с папой были лишены родительских прав. Мы надеемся, что благодаря нашим занятиям в самое ближайшее время с каждого ученика нашего экспериментального класса, а их восемь человек, будет снят статус «недееспособных».

Недееспособным человек признается судом. Главные аргументы – наличие психического заболевания и непонимание значения своих действий, невозможность руководить ими. Вердикт выносит целый ряд специалистов: психиатр, медико-реабилитационная экспертная комиссия. Воспитанники интерната для детей-инвалидов проходят такой экзамен по достижении совершеннолетия. Михаил и его одноклассники тоже были признаны недееспособными. И вот в Весновском доме-интернате для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития решились на эксперимент. Совместно с ирландской благотворительной организацией ChernobylChildren­International запустили два проекта. Первая группа «18+» обучается по программе «Восстановление дееспособности». Мише и его семи товарищам с помощью педагогов и воспитателей предстоит сделать прорыв в своем развитии. Чтобы те же эксперты признали, что эти люди могут жить в социуме самостоятельно. Вторая группа – несовершеннолетние – работает по программе «Приобретение жизненных навыков». Им еще предстоит экзамен на дееспособность. Ребята были отобраны с помощью специальной диагностики – самые перспективные, обучаемые. Идем к ним в гости.

Девочка со звездным именем Любовь Орлова вместе с Назаром Лысовым сегодня дежурные по кухне. Под руководством воспитателя готовят обед на всю группу: четыре девчонки и столько же мальчишек от 11 до 17 лет. Кухня со всем набором посуды и запасом продуктов в холодильнике, как дома. И это, по сути, и есть их дом. В группу ведет даже отдельный вход с улицы.

– Посмотрите, как уютно в комнатах, как застелены кровати, идеальный порядок в шкафах. Думаете, это сделали нянечки? Нет, сами ребята. Они так приучены. Проснулись – идут умываться, – воспитатель Людмила Альхимович с гордостью рассказывает о своих подопечных. – То, что для родительских здоровых детей кажется обычными навыками, для наших воспитанников – прогресс. Вот наш «солнечный ребенок» Коля, к примеру, научился полоскать рот водой, когда чистит зубы. А ведь из-за его заболевания, синдрома Дауна, у него срабатывал глотательный рефлекс, но он очень хотел научиться тому, что умеют его товарищи. На наших уроках мы учимся всему: и погладить свою одежду, и заплести себе косичку. А еще выезжаем в город: ходим по магазинам, в музей, кинотеатр, учимся переходить дорогу. Ну и, конечно, уроки и занятия в кружках. Их у нас много: театральный, спортивные, «Умелые ручки».

К слову, об «умелых ручках». В столярной мастерской кипит работа. Табуретки, стулья, садовая мебель, деревянные скульптуры для ландшафтного дизайна находят применение как в самом доме-интернате, так и нарасхват на ярмарках. «Трудовик» Владимир Шеремет каждому воспитаннику может найти дело по способностям. 30-летний Александр Левкин на инвалидной коляске с диагнозом ДЦП освоил только шлифовку, но делает свою работу аккуратно, не отлынивает. Благодаря трудовой терапии у парня вопреки диагнозу кисти рук стали послушнее. А еще Александр зарабатывает пусть небольшую, но свою зарплату.

– Я люблю покупать подарки: своему мастеру, директору интерната. Сам выбираю. Люблю дарить посуду, – Александр с трудом выговаривает слова из-за болезни, но у парня так горят глаза, что собеседник перестает замечать какие-либо дефекты речи.

– А почему ты не тратишь на себя? Ведь это ты заработал.

– А мне приятнее дарить. Я хочу так выразить свою благодарность за теплое отношение ко мне. К нашему мастеру мы ездим в гости домой на шашлыки. Но я верю, что и у меня вскоре будет свой дом. Я тоже в числе участников проекта «Восстановление дееспособности».

– Какая у тебя мечта?

– А это и есть мечта. Я хочу быть, как все. Если я на инвалидной коляске, то это не значит, что я беспомощный. Я должен приложить усилия для достижения своей цели. Учу английский, мне помогли в этом поездки в гости в ирландские семьи. Я общаюсь со своими друзьями в соцсетях. Есть у меня и другие мечты: когда до них дойдет очередь – тогда и расскажу.

 И вот после окончания всех занятий Миша и его товарищи  садятся в автобус и едут в Глуск «домой». К новым жильцам коттеджа на улице Пионерской соседи сначала отнеслись настороженно, но очень быстро по достоинству оценили доброжелательность, вежливость, трудолюбие ребят из интерната.  Такой дом сопровождаемого проживания – с парнями всегда рядом воспитатель – приобрела благотворительная организация. У каждого здесь свои обязанности. Александр Медовский отвечает за мини-ферму: 70 кур, кролики.  Парень тоже в кандидатах на восстановление дееспособности. Говорит, есть у него и девушка, зовут Оля, живет в интернате. В планах – свой дом.

– Признать именно этих ребят из экспериментальной группы дееспособными – не самоцель, – считает директор Весновского дома-интерната для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития Вячеслав Климович. –  Они и так, по сути, ни в чем не ограничены: живут самостоятельно, могут гулять по городу, имеют рабочее место, круг общения. У нас на территории интерната есть такие же отдельные домики со всеми удобствами для парней и девушек. Мы их называем – отделения сопровождаемого проживания. Главная задача наших проектов – выработать эффективную систему социализации особенных воспитанников. Не только свое­временно обучить их навыкам самостоятельной жизни, но и создать базу вакансий для таких людей, возможно, в какой-то мере они будут нуждаться в социальном обслуживании. Такому человеку просто нужно больше внимания, но он может и хочет не быть иждивенцем. Многие из ребят так и говорят: мы хотим быть полезными.

В конце дня парни в доме на Пионерской, справившись со всеми делами, устроили чаепитие. Пригласили за стол и нас, журналистов. А Михаил извинился и сказал, что засиживаться ему некогда. Он обещал к завтрашнему дню починить башмаки своему постоянному клиенту. В Доме быта отказались, мол, слишком изношенные – ремонту не подлежат. А он возьмется.