Сколько весил Буцефал?

Мой путь из дома в центр города пролегает мимо одного из могилевских вузов. Около него всегда полно студентов с сумками, рюкзаками, набитыми, вероятно, учебниками, некоторые держат в руках свернутые в трубочку чертежи.

На этом фоне невольно вспоминаешь и свои «самые лучшие», по мнению многих пожилых людей, годы жизни. Несмотря на то, что приходилось заучивать кучу всякой информации, дат, цитат, сюжетов, характеристик и имен. Причем не только имен, но еще и всевозможных кличек животных. Ну ладно там зафиксировать в памяти Муму или Каштанку, а то ведь коварный преподаватель мог запросто срезать на экзамене, спросив: «А как звали лошадь Александра Македонского?»

Сегодня с высоты житейского опыта понимаю, насколько абсолютно бесплодны попытки сделать таким образом из молодого человека интеллектуала. Разве кличка четвероногого скакуна, пусть даже исключительно резвого и выносливого, хоть как-то проливает свет на эпоху исторических походов и завоеваний А.Македонского? Конечно же нет! Тем не менее «вопрос на засыпку» по-прежнему звучит в студенческих аудиториях.

Ну а американские педагоги пошли еще дальше. Одна тамошняя студентка на экзамене по русской классической литературе вытянула билет, где было написано: «Сколько весил Вронский и какое значение имел его вес для развития взаимоотношений с Анной Карениной?»

Во как! Это вам не Буцефал и даже не Росинант!

Студентка, понятное дело, не смогла ответить на столь каверзно сформулированный вопрос, и профессор во время пересдачи терпеливо растолковал ей, что герой Толстого весил 4,5 пуда, то есть 72 кг. Это известно из того эпизода романа, в котором Вронского взвешивают перед скачками. Такой груз, увы, оказался неподъемным для Фру-Фру, и Анна, увидев катастрофу на ипподроме, выдала себя истерикой, а по дороге домой призналась мужу в том, что Вронский ее любовник…

Ничего себе конфету завернули господа профессора!

Однако, друзья, урок пошел впрок! Теперь та прилежная студентка и ее однокашники на полях своих конспектов при изучении «Тихого Дона» пишут на всякий случай: «Григорий Мелехов весил на один пуд больше Вронского».

Коммментарии