Время Абрамовича

Публичной фигурой Романа Абрамовича сделал известный российский журналист Евгений Киселев. Роману Аркадьевичу это не стоило ни одной копейки. Почему? Да просто потому, что ему это было не нужно, это было сделано помимо его воли и желания. В 1999 году самый известный и влиятельный журналист того времени Евгений Киселев провел целое журналистское расследование, чтобы узнать о новом друге «семьи Ельцина». Сначала было названо имя и фамилия, а спустя месяц, если мне не изменяет память, появилась и фотография Романа Абрамовича. Было известно, что он близкий друг, соратник и компаньон Бориса Березовского.

Учитель и ученик разошлись в «нулевых», разошлись с бурным выяснением отношений и судебными тяжбами в английском суде. В английском суде, который для Бориса  Березовского был эталоном правосудия во всем мире. Борис Абрамович потерял все. Многие  сегодня уверены в том, что  это было крахом всей жизни Березовского. В новом формате, в котором он оказался, он жить не мог и не хотел.

А до недавнего времени у Романа Аркадьевича все складывалось, как по нотам. Самый непубличный российский миллиардер всегда был в центре внимания прессы. Ему не нужно было давать интервью. Когда есть клуб «Челси», купленный в 2003 году за 140 миллионов фунтов стерлингов, в который Роман Аркадьевич, по самым скромным оценкам, вложил еще два миллиарда фунтов, пиар не нужен. Самым хитрым российским олигархом назвал Романа Абрамовича Станислав Белковский в интервью на канале NewsOne. Это как  понимать? А это когда, выражаясь языком Никиты Сергеевича Хрущева об Анастасе Ивановиче Микояне, человек  умеет лавировать в обществе «между струйками». В случае Романа Аркадьевича этот фокус не прошел. «Благодарные» англичане сегодня  не дают визу, требуют объяснить источник происхождения состояния.

На днях читаю блог Маши Слоним на «Снобе»: «Таких, как Роман Абрамович, больше нет… Он купил не просто футбольный клуб. Роман Абрамович купил себе положение в британском обществе». Трогательная некомпетентность. Нельзя купить то, что не продается. Английское высшее общество  очень закрытая среда, вложи хоть два, хоть двадцать два миллиарда фунтов,  все равно не примут.

Читаю дальше: «Роман Абрамович мог бы давно получить британское гражданство… Роман Абрамович не таков… Роман Абрамович умный, он знает, что бывает с непослушными мальчиками. Он видел и сам участвовал в том, что случилось с Борисом Березовским, отказавшимся играть по общим правилам… Очень интересно посмотреть, как Абрамович и его адвокаты будут объяснять происхождение его состояния. С какого года начнут? Каким закончат? И скоро ли увидят футболисты «Челси» своего владельца?» Роман Абрамович на самом деле очень умный человек. Но  его поведение объясняется не боязнью перед Владимиром Путиным, а пониманием той простой вещи, что деньги в Англии только тратятся, зарабатываются они в России.

Во всей этой истории  важен совсем другой момент – этический. Роман Абрамович отказался принять участие в проекте российского миллиардера Петра Авена «Время Березовского». В этой книге интервью с Абрамовичем нет. Всем понятен отказ от этого проекта Владимира Гусинского. Он никогда и ничем не был обязан Березовскому. Более того, они постоянно враждовали. Но Роман Аркадьевич обязан Борису Абрамовичу всем. Долги чести надо  все же возвращать, их возвращает сама жизнь. А для тех, кто об этом забывает, этот процесс происходит крайне болезненно.  В век интернета ничего тайного в этом мире нет. Самая закрытая информация становится всем известной – это вопрос времени и желания ее  обладателя поделиться ею. Осенью прошлого года один из самых успешных и самых закрытых политтехнологов России, работавших в тесном контакте с Березовским, Алексей Ситников в интервью,  вспоминая о Борисе Абрамовиче, сказал: «Но Боря все время должен был присутствовать на встрече с первыми лицами. Однажды вместо себя он прислал Романа Абрамовича. И я ему говорю: «Боря, ты послал Рому. Ты понимаешь, что Рома станет Борей?» «Да ладно, – отвечает. – Он мой близкий друг». 

И та личная планка, которую наш знаменитый земляк Алесь Адамович называл одиннадцатой заповедью «не бойся» оказалась под силу Петру Авену, но не Роману Абрамовичу. Борис Березовский не был ангелом своего времени, но он не был и злодеем. Он был одной из самых ярких фигур 90-х годов, о которой еще долго говорить, спорить и вспоминать. Сообщение главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова и его фотографии заброшенной и неухоженной могилы Бориса Абрамовича добавили сочувствия к покойному и понимания того, как все суетно в этом мире.

Тень Березовского будет долго, если не всегда висеть над Романом Аркадьевичем. И справиться с этим ему не поможет никто, кроме него самого. Преодолеет ли он это? Это вопрос, ответ на который даст не такое уж далекое время.

Сегодня ситуация, в которой он оказался – это ситуация «зайца, зависшего над пропастью» - в чужой стране своим не стал, а в своей оказался не  нужным. Как поменять   привычный ритм жизни, сложившийся за последние два десятилетия?  В этом случае психологически не спасают никакие деньги. Зависть к чужому богатству – это не только национальная черта россиян, «поликорректные» европейцы страдают ею в гораздо большей степени. В нашем случае она неизбежно  работает по принципу домино. Проблемы Романа Абрамовича и других богатых россиян – это еще и приличный источник доходов  для   юристов, лоббистов, европейских журналистов. Это, как любил приговаривать классик русской литературы поэт Николай Некрасов, возможность «общипать купчишку».

А Евгений Алексеевич Киселев не забывает Романа Аркадьевича. В интервью каналу UKRLIFE он рассказал о случайной встрече с Абрамовичем  в Лондоне на Элизабет-стрит – это район между Белгравией и Викторией. Евгений  Киселев зашел перекусить в кафе Бейкер энд Спайс и, ожидая официанта, стал свидетелем следующей сцены. Сначала к магазину  на скромном автомобиле подъехала жена бывшего премьер-министра Англии Тони Блэра. Затем он увидел идущего Романа Абрамовича с женой в сопровождении эскорта лимузинов с полдюжиной охранников.  Вскользь Евгений Киселев заметил об Абрамовиче, что «мы с ним знакомы по прошлой жизни».  Неловкость ситуации Роман Абрамович  разрешил сам. Сначала он  зашел в  небольшой книжный магазин на пару минут. А выйдя из него,  отдал распоряжение охране уехать. А сам подошел с супругой к Евгению Киселеву, поздоровался, пожелал приятного аппетита и так далее.  Можно по-разному относиться к  той журналитстике, которой занимался в России Евгений Киселев, в ней было много псевдолиберального, основанного на нигилизме к собственной стране, но это его наблюдение заслуживает внимания. Оно объясняет, почему в Англии можно купить практически все, кроме репутации и места в английском обществе.

Считать чужие деньги, конечно, неприлично. Но в данном случае речь идет о другом. Представьте себе ситуацию, что вы проводите социологический опрос в России по проблеме взаимоотношений Романа Абрамовича с английскими властями. Рассказываете  людям, что он купил в Англии, сколько вложил денег в английскую экономику. Какова будет реакция  россиян? Вопрос риторический. Для российских миллирдеров наступает, условно говоря, «Время Абрамовича», о котором российский президент Владимир Путин говорит летом 2002 года на IV съезде торгово-промышленной палаты России, призывая российских бизнесменов возвращать свои капиталы на родину: «Замучаетесь, пыль глотая, бегая по судам, чтобы их разблокировать». Речь шла о счетах в западных банках. Пророческие слова.