Мне никогда не нравилось, как меня стригли - могилевчанин Артем Двосин

29.09.20
Фото Юлии Спичековой

Могилевчанин Артем Двосин мужской парикмахер, или, как сейчас модно говорить, барбер. И не фыркайте носом: свою профессию он считает не только самой интересной, но и очень модной.
Как он стал парикмахером, о чем просят клиенты и нужно ли подавать в барбершопе виски —  об этом и многом другом мы поговорили с Артемом прямо на его рабочем месте.

Про первую работу

Когда я окончил школу, у меня не было никаких мыслей по поводу того, чем я хочу заниматься. Меня ничего не привлекало из того, что в городе наше образование могло дать, но учиться все же было необходимо, я это понимал. Отец предложил, так как он занимается машинами, поступить в колледж на автомеханика. Ну я спорить не стал, подал документы. И на первой же неделе нас отправили в Кадино собирать морковку. Меня это смутило: я же пошел учиться, а не морковку собирать? На этой же неделе позвонили: есть одно место, можете прийти, подать документы на парикмахера. Вечернее обучение 10 месяцев, из них 4 — практика.  А мне уже как раз морковка совсем надоела, так что решил поменять «профиль». В конце концов, чем парикмахер хуже автомеханика?

Когда была практика, я постриг друга. Долго, где-то часа два стриг... А потом получил диплом парикмахера и пошел работать ... грузчиком! Вакансий по специальности было мало, а без опыта работы и вовсе брать не хотели, даже с дипломом.

Тогда эта культура только начала в Беларусь приходить, даже в Минске в то время еще не было ни одного барбершопа. Так что в качестве стилистов работали дома. В силу того, что нам было по18 лет, у всех свои субкультуры в голове и свои кумиры. Так что «образцы стиля» слизывали с этих крутых чуваков, артистов. Потом ребята стали говорить: вылезай из дома и иди развиваться в салонах. Тем более, что одна из подруг знакомого парня как раз открывала салон, и ей нужен был мастер. А я уже руку «набил» на домашних стрижках, опыт был, пошел.  

Про «Орхидею»

У многих ребят есть истории из детства, связанные со стрижками. Мне, например, никогда не нравилось, как меня стригли, и я ходил с длинными  волосами. А хотелось поменять «имидж», мог сам себя оболванить. Наверное, не очень круто смотрелось, но мне больше нравилось, чем когда меня стригли в парикмахерской.

Парикмахерская, в которой я стригся последний раз в возрасте 15 лет, называлась, по-моему, «Орхидея». В Могилеве парикмахерские только так и назывались: «галины», «светланы», «людмилы» и так далее. Каких-то чисто мужских парикмахерских и вовсе не было. Хотя нет, был в нашем районе «Чародей», но там мне делали почему-то если и удлиненную, то очень женоподобную стрижку. Где-то это отразилось, наверное, потом в моем личном убеждении в том, какие взгляды должны быть у людей в профессиональном плане по поводу индивидуальности подбора стрижки. Я на своей шкуре почувствовал, когда вроде бы тебе чего-то хочется, а мастер не понимает или даже не знает, чего ты хочешь, в силу того, что не следит за тенденциями  молодежной моды. Но ведь это очень важно!

Про клиентскую базу

В свое время, как сейчас сказали бы, «по протекции», попал в неплохой салон. Именно там у меня получилось сформировать себе достаточно большую клиентскую базу. Но это тоже не просто так и не из-за того, что салон, пусть даже и с самым высоким на тот момент ценником. Это руки, это работа без выходных на протяжении двух лет. Без выходных не потому, что их не дают, а потому, что ты реально хочешь работать, и у тебя есть на это силы и интерес. Так «зарабатывается» каждый человек, который впоследствии к тебе возвращается. Ведь клиент держится не за салон, а за мастера, за качество  им предоставленной услуги. Личностные качества где-то тоже важны.

Про боязнь облысеть

Когда я работал в обычных парикмахерских, нередко встречались выпившие клиенты, которые могли заснуть прямо в кресле. В силу моего понимания своих обязанностей и неконфликтности я все равно такого клиента стриг.  Если уже потом возникнет какой-то вопрос по поводу качества этой услуги, хотя я все равно стараюсь оказывать ее хорошо, я бы, наверное, смог ему объяснить, что спящего человека не очень удобно стричь.

Люди вообще очень разные приходят, казусов тоже хватает в нашей работе. Один клиент, например, как-то задал такой вопрос: «А я не стану лысым от того, что ты меня коротко стрижешь?» То есть, по его логике, если я его стригу короче, то это приведет к облысению. Для меня это был очень странный вопрос. Еще один смешной разговор я подслушал у коллеги. Сел к нему человек в кресло, мастер задает обычный в таких случаях вопрос, какие у него пожелания. Ответ был потрясающим: «Мне только корни постричь».  Потом-то выяснилось, что он имел в виду кончики волос, которые почему-то и считал «корнями». Было бы забавно, если бы мастер к пожеланию прислушался и постриг человеку волосы под корень…

Про барбершопы

В барбершопе я работаю только полгода. Почему сюда пришел? Я меняю место работы тогда, когда я из него вырастаю. Мне нужно больше комфорта, чтобы раскрывать потенциал и хотеть двигаться дальше. Заинтересовало и то, что здесь мы хотим прийти к чему-то своему и создать место со своими взглядами на эту культуру, работаем над нашей клиентской базой, инструментом, что это не просто барбершоп, где человек за то, что делать мы будем здорово и стильно, отдаст большую часть своего заработка.

Я до этого общался с владельцами других барбершопов, но, как правило, не слышал от них: мы будем предлагать классную услугу. Я сначала слышал рассказы о том, что входит в культуру барбершопа. Что у нас, дескать, будет виски, телеприставка и отличное настроение, а вот о том, что у нас будут классные стрижки, как-то не упоминали. То есть мы стараемся «подкупить» людей какой-то своего рода тоже «субкультурой», а не тем, за чем они идут в первую очередь, — стильной стрижкой. Впоследствии, возможно, подобные услуги будут и у нас, но я бы все-таки предпочел употребление алкоголя оставить барам и клубам, а у себя бы лучше поставил апельсиновый сок. Все-таки барбершоп и бар — это слишком разные культуры, на мой взгляд.

Про амбиции

Я стараюсь следить за тенденциями в России, Европе. Они по культуре стиля на шаг впереди нас. И в силу моей заинтересованности вижу, сколько людей продолжают придерживаться уже устаревших образов,  хочется предложить поменять стрижку, чтобы идти в ногу со временем. Но человеку трудно порой поменять что-то, что ему всегда нравилось, даже если все станет еще круче. Мне, конечно, в силу собственных амбиций хочется доказать, что я правильно вижу этот новый образ, но порой нужно время для того, чтобы клиент все-таки согласился «посадить» эту стрижку себе на голову. Зато если потом он говорит: «Ты был прав», это классно!

Сейчас интернет дает очень много возможностей черпать вдохновение и следить за культурой, расти профессионально. В первую очередь это важно для самого тебя как для мастера. Ведь в этой сфере большая конкуренция — если не будешь получать эти знания ты, то их получит кто-то другой. Если не этот человек, который 20 лет делает одну и ту же стрижку, то его товарищ рано или поздно придет к тому, что где-то это делают более качественно, профессионально, модно. И к тебе уже не придет.

Про цикличность

Все циклично, и за тот период, что я работаю (чуть меньше 10 лет), то, что было вначале, успело вернуться. Я думаю, все стрижки в своей основе имеют то, что было когда-то уже придумано, выработано, и только  модернизируются. И тут уже многое зависит от твоего креатива и креативности человека, с которым ты работаешь, и конечно же от твоего профессионального  уровня.

Например, лет десять назад девчонки «умирали» по цветным волосам, потом эта мода пошла на спад. А года 2 назад пошел обратный всплеск. Дреды то же самое. Может, потому, что люди готовы самовыражаться, а другие уже не смотрят на это как на какую-то диковинку? Например, раньше было странным: как это парень красит волосы! Сейчас это нормально, и хорошо, что нормально. Мы все разные, мы по-разному чувствуем этот мир и себя в нем — мне нравится, что я могу помогать людям стать индивидуальными.

Читайте также