Премьеру спектакля «Пиковая дама» представил Могилевский драмтеатр. Фото

Фото Галины Гаврилович

Премьеру спектакля «Пиковая дама» представил Могилевский драмтеатр. Новую постановку подготовил режиссер Игорь Казаков по тексту Дмитрия Богославского.
 
Авторы новой работы назвали ее «фантазией» по мотивам одноименной повести А.С. Пушкина. И еще раз убедили: классиком литературы быть опасно: изучать твои произведения начнут еще в школе, а когда заставляют, редко формируется положительное отношение и к автору, и к его творениям. А в это время учителя, лингвисты, критики, историки разбирают героев и сюжеты «по косточкам» в поисках метафор, афоризмов, двойных смыслов и жизненной философии. И что удивительно: чем больше анализируют и изучают, тем больше находят этакого. Особенно интересно смотреть на найденное – такую возможность предоставляет театр, предлагая современный вариант прочтения классического произведения.  
 
Игорь Казаков, поставив «Пиковую даму» в Могилевском драмтеатре, доказал, что Пушкин бывает с «уклоном на Достоевского». Щемящий, с горьковатым привкусом, с сатирическими штришками спектакль выстроен на подтекстах и недосказанностях. Он начинается с конца сюжета повести, а само действие происходит в отделении для душевно больных. И в наши дни. С больным в палате, а зовут его Германн, «Чаадаев», «Бродский», «Ван Гог» и «Бритни Спирс». У каждого своя история жизни и на всех один финал – сумасшествие за свои пороки. Детективности истории добавляют пациенты других палат, которые предоставляют возможность «новенькому», постоянно повторяющему: «Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!», пережить страсти Германна из «Пиковой дамы» Пушкина. За «издевательствами» наблюдает зритель, несколько возмущенный таким отношением к больному человеку. Но финал спектакля готовит ему очередной сюрприз – грани между восприятием мира пациентами и реальностью стерты, а на больных ведь нельзя обижаться! Да и как отличить тех от других, если диагноз еще не поставлен? И может ли считаться здоровым общество, герой которого Губка Боб?
 
Такой вариант шедевра Александра Сергеевича, безусловно, занимателен. И столько нашлось поводов для комических сцен! (Ай да, Казаков! Ай да …). В остальном Германн Игоря Казакова «пушкинский»: такой же игрок, одержимый пагубной зависимостью азарта. Он не ищет «счастья» за столом с картами в руках: «Я не в состоянии жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее», но страстно желает выиграть и стать богатым. И готов ради этого на все – обман, предательство, убийство. Он также слаб и даже смешон со своей верой в «тайну», которую почему-то именно ему должна открыть старая графиня. И также наивен, полагая, что к нему судьба, несмотря ни на что, будет благосклонна. А она подсунула «пиковую даму», еще и еще раз напомнив про главный смысл произведения школьной программы великого Александра Сергеевича Пушкина: сумасшествие главного героя – трагический итог его поступков, будучи большим игроком в душе, он не играл в карты, но проиграл судьбе! 

Читайте также