Премьеру экспериментального спектакля «Июль» представил Могилевский драмтеатр

Фото Галины Гаврилович

Премьеру экспериментального спектакля «Июль» представил Могилевский драмтеатр. Постановку подготовил режиссер Саулюс Варнас. Главную роль исполняет актриса Юлия Ладик. Спектакль поставлен по рассказу культового современного сценариста Ивана Вырыпаева.
 
«У меня есть одна опасная пьеса – «Июль», – так о ней написал сам автор. Нисколько не преувеличил. Многослойный, тяжелый текст уже в первых фразах его театрального варианта вызывает отторжение. Появляется желание встать и выйти. Останавливает только погруженная в действо Юлия. Так эмоционально и трогательно она рассказывает историю морального урода, что появляется острое желание дождаться финала, в котором, по законам жанра, обязательно должно быть этому ужасу объяснение.
 
Но это если принимать услышанное и увиденное буквально: немолодой мужчина-погорелец в поисках места проживания запросто, почти мимоходом, за то, что отказал во временной крыше над головой, убил соседа, затем открутил голову бомжу, съел бродячую собаку, разрезал на мелкие кусочки укрывшего его от милиции священника, а после периода беспамятства и вовсе стал каннибалом. В рассказе Юлии, который она произносит от первого лица, нет ничего о причинах таких «метаморфоз» психики главного героя. Объяснений его поступкам не дает и финал повествования. Но уже ближе к нему появляется догадка, что эта ужасная история о человеке-звере автору была нужна для того, чтобы заставить зрителя полностью на нее переключиться, вслушиваться в каждое слово, всмотреться в каждое движение исполнительницы. Чтобы холодела душа и стыла кровь в жилах. Зачем? Увы, сегодня вытянуть из «рая потребительного мира» может только истинный ужас. Чувства притупились – события самого шокирующего содержания проходят сплошной строкой криминальной хроники: сбили, убили, сожгли. Кто, когда, за что? Не существенно.
 
Спектакль не осуждает, не обличает. Он, приподняв над суетным миром, несколько раз сотрясает, давая возможность томящему внутри комку противоречий, накопленных, наблюдая за своей и чужой жизнью, разлиться по всему телу. Этот эмоциональный всплеск побуждает к размышлениям, к потребности найти всему происходящему на сцене  объяснение. Но вопросы встают один за другим, крючком царапая сознание, а изредка что-то вытягивая изнутри, но желанного удовлетворения от «разгадывания» замысла произведения не появляется ни на второй, ни на третий, ни на пятый день. Отдельным эпизодам находится прочтение, но они никак не выстраиваются в общий ряд. В одном нет сомнений: жизнь и смерть, Бог и его отрицание, любовь и отсутствие чувств – все смотано в один клубок, но в одиночку зрителю его не распутать. Даже если принять, что все рассказанное никогда не было реальностью, а всего лишь бред больного человека, сошедшего с ума «13 лет назад», когда он отпраздновал свой юбилей. Зачем-то же он об этом говорит по ходу повествования несколько раз?
 
«Провокация к диалогу», – так жанр своего спектакля обозначил Саулюс Варнас на одном из обсуждений. Тогда же пообещал проводить встречи со зрителями после каждого показа новой постановки.
 
И еще. После просмотра спектакля принято задавать друг другу вопрос: понравилось ли? Купив билеты на «Июль», нужно подготовить себя к тому, что после этой постановки этот вопрос неуместен. На сцене трогательная щемящая душу красота – Юлии Ладик и поэтического вырыпаевского текста – тщательно перемешивается с омерзительным потоком сознания безумца. Но в этом есть что-то притягательное. По крайней мере, забыть это сложно, наверное, даже невозможно. Поэтому после «Июля» хочется спросить: а у тебя какие ощущения?
 
 

Читайте также