Разговоры о переговорах

Исполняющая обязанности канцлера ФРГ Ангела Меркель дважды позвонила Президенту Беларуси Александру Лукашенко по волнующей ее проблеме мигрантов и ситуации, возникшей в связи с этим на белорусско-польской границе. Казалось бы, ничего необычного в телефонном общении глав двух государств нет. Наоборот, его можно считать весьма логичным и закономерным: лидера Германии и по должности, и как женщину беспокоит бедственное положение нескольких тысяч людей, ищущих лучшей доли в Европе, но вынужденных в голоде и холоде ожидать польской «милости», — пропуска через границу. Тем более что среди мигрантов больше половину — женщины и дети.

Трезвую мысль на сей счет в интервью радио ВВС неожиданно высказал и президент Литвы Гинтас Науседа. «Я думаю, — констатировал он, — что есть возможность разрешить этот кризис, обратившись к господину Лукашенко, как только что сделала Ангела Меркель. Нам нужно поговорить с кем-то, кто несет ответственность за то, что происходит на границе. Мы должны говорить о гуманитарных проблемах не только с Польшей, Литвой и другими странами Евросоюза, но в первую очередь с Беларусью, потому что Беларусь сама несет ответственность за события в своей стране». Правда, днем ранее литовский руководитель полностью отрицал возможность таких переговоров.

Уже после первого телефонного разговора между Меркель и Президентом Беларуси европейские «гуманисты» и «демократы» подняли вселенский вой: мол, этим самым ведущий политик Евросоюза как бы признала легитимность главы нашего государства. А ведь с момента завершения выборов это отрицала вся Европа, что стало одной из причин принятия нескольких пакетов санкций в отношении Беларуси. Причем в этом гаме никто даже не вспомнил причину, по какой общались руководители двух государств. Политические амбиции и сиюминутные интересы застлали глаза на тяготы и лишения беженцев всем вопящим без исключения. Более того, в ход пошли различные инсинуации о якобы некоем ультиматуме Президента Беларуси Евросоюзу, в том числе и о требовании признать его легитимность.

Ну, ультиматумом можно назвать любое предложение, если оно, что называется, не в нос. Касательно же легитимности… Каков толк от того, что не признаешь соседом того, кто живет рядом? Де-факто ситуацию не изменить. Так что это, как говорится, дело десятое.

А первое — предоставление Польшей коридора для беженцев, стремящихся в страны Европы. Тем более что, как сообщает сайт Bargu, «после переговоров с Меркель было выяснено, что Мюнхен готов взять часть беженцев. Но при этом Польша, по неизвестным причинам, не желает дать возможность людям пройти и целенаправленно стоит на своем, хотя мигранты явно говорят — они не хотят оставаться ни в Минске, ни в Варшаве».

В эфире шоу «Полный контакт» бывший руководитель израильской разведки Яков Кедми тоже поставил немало вопросов. «Почему Лукашенко должен «таскать каштаны из огня» для Европы? — заметил он. — Когда была проблема с Турцией, то договаривались с Турцией. Сколько беженцев пришло в Германию через Польшу за последние месяцы? 8—10 тысяч? Разве до этого никогда через Польшу в Германию беженцы не шли? Откуда тогда 1,5 миллиона беженцев появились в Германии или во Франции?». По поводу же разговоров о легитимности Кедми саркастично посоветовал: «Пусть тогда накладывают санкции на одобренного западом «президента Беларуси» Тихановскую. Это сразу решит проблему с мигрантами».

Заметим, что сарказм политолога не лишен объективных оснований. В Литве растет недовольство «лидером белорусской оппозиции». Депутат сейма Жемайтайтис подсчитал, что месяц содержания беглой экс-кандидата в президенты обходится литовским налогоплательщикам в 35 тысяч евро, за год же набегает почти 400 тысяч. Выступая в парламенте, он заявил: «Год живет в Литве, есть за наши деньги, имеет защиту за наши деньги, мы за все платим, а эта дама даже не в состоянии сказать (на литовском языке — авт.): «Добрый вечер, Литва! Благодарна за то, что вы сделали для меня, моего народа».
Ну, это к слову. В продолжение же темы напрашивается лежащий на поверхности вывод об острой своевременности общения лидеров Германии и Беларуси. И усугубляла ситуацию позиция именно Польши. По словам кандидата политических наук Владимира Ераносяна, именно она «включила жесткий режим неприятия. Он выражается не только в перемещении сил территориальной обороны, которых в Польше очень много, но уже идет даже стрельба в сторону белорусской границы. Нападением это пока назвать нельзя, но это уже явная провокация».

С такой позицией согласна и австрийский политик польского происхождения Эва Эрнст-Делич, побывавшая на границе. Ее впечатление: «Польша фактически вышла из международного права в части обязанности предоставлять международную защиту». «Я считаю, что Польша усугубляет кризис и нарушает права человека», — сделала окончательный вывод политик.
Но очевидно соседи упиваются такой позицией и даже где-то бравируют ею. И не случайно президент Анджей Дуда заявил: «Мы — суверенная страна, которая имеет право самостоятельно решать о себе, и мы без всяких условий будем реализовывать это право».
Понятно, что это сказано и в контексте конфликта Польши с Евросоюзом. Однако так и подмывает спросить у пана президента, почему же так категорично определяя права своей страны, он отказывает в таких же правах Беларуси? В праве выбирать себе лидера, угодного народу. В праве определять свою внутреннюю и внешнюю политику, торговать с тем, с кем выгоднее, дружить с теми, кто правильно понимает дружбу, и проч., и проч. Если и в Беларуси есть такие права, то откуда взялись пятипакетные санкции? Откуда обвинения в ведении «гибридной войны» и использовании мигрантов в своих интересах?

Последнее «обвинение» опроверг тот же Владимир Ераносян. «Беларусь борется с этим явлением (миграцией —авт.) не первый год, — заявил он в интервью изданию «Украина.ру». — Мигрантов сейчас на границе, по разным данным, от 10 до 16 тысяч человек — это беженцы из Ирака, Сирии и Йемена, среди которых очень много детей от 3 до 14 лет. Их надо согревать, кормить, поить, предоставлять ходя бы временное жилище. Поэтому, когда говорят, что Лукашенко выгоден этот кризис на границе — это абсолютное лукавство со стороны Польши и Еврокомиссии. Они просто сбрасывают с себя эту проблему».

А «такая разэтакая» Беларусь не может бросить этих людей, не по своей воле попавших в сложную ситуацию. Не таков менталитет нашего народа, не зачерствели наши души, не ищут сиюминутной выгоды за счет других. Поэтому по всей стране «погубленное режимом» гражданское общество собирает гуманитарную помощь для них. Поэтому правительственные структуры заботятся об улучшении условий нахождения их на границе в ожидании европейской «милости». Поэтому Президент ведет переговоры, предлагая пути выхода из кризиса. Как говорится, желающие слышать да услышат…

И все же лед тронулся? Ставим тут пока знак вопроса, поскольку, по сведениям пресс-секретаря Президента страны Натальи Эйсмонт, лишь 374 мигранта изъявили желание вернуться обратно на родину, самолетом вылетев в Багдад. А так называемого гуманитарного коридора или прямых авиарейсов с мигрантами в Германию, о которых велся разговор между Меркель и нашим Президентом, пока нет. И Европа молчит. А Беларусь выполняет то, что обещала. Чувствуете разницу?..

Читайте также