Площадка для инвестиций. Насколько эффективна деятельность СЭЗ «Могилев»?

Для чего нужны свободные экономические зоны? Прежде всего — для повышения инвестиционной привлекательности страны. Льготные условия ведения бизнеса в этих «анклавах» помогают привлечь отечественных и зарубежных предпринимателей, способных создать «с нуля» современные экспортоориентированные предприятия, в которых заинтересовано государство, и новые рабочие места. 
 
Стать резидентом  СЭЗ, в принципе, может любой желающий, который готов представить проект по созданию производства, подкрепленный заявленными  инвестициями в размере не менее миллиона евро (или 500 тыс. евро при условии их освоения в течение 3 лет). Еще условие для будущего  резидента: львиная  доля выпускаемой продукции должна отгружаться на экспорт. Подразумевается, что СЭЗ призваны   стать «локомотивами», способными дать толчок развитию всего региона, на территории которого они созданы.
 
Насколько получилась эта «миссия» в наших пенатах? В принципе, за более чем  20 лет существования СЭЗ  зарекомендовали себя как эффективные площадки для привлечения  инвестиций. По данным на 1 апреля текущего года,  в них было зарегистрировано в качестве резидентов 409 компаний, в которых  занято свыше 123 тысяч человек.  Если судить по общим цифрам, вклад в развитие экономики своих регионов они вносят весомый. Взять СЭЗ «Могилев», которой в прошлом году стукнуло 15 лет. В 2015—2017 годах  доля ее резидентов в формировании объема промышленного производства области составила 30—34%, выручки от реализации продукции, товаров (работ, услуг) — 18—22%, отгруженной инновационной продукции — 24—32%, прибыли от реализации — 29—32%, экспорта товаров — 35—47%. В экономику региона инвесторами СЭЗ привлечено свыше 1 миллиарда евро инвестиций. Постоянно росли и отчисления в бюджет, внебюджетные фонды: за 2017 год, к примеру, резиденты СЭЗ перечислили туда 152,4 млн. рублей  — в 1,6 раза больше, чем в 2015-м. Обеспечено и положительное сальдо внешней торговли: за 2015 год чистый экспорт товаров резидентов СЭЗ составил 218,5 млн. долларов, за 2016  — 245,2 млн. за 2017 год — 354,2 млн. К примеру, компания  «Джокей Пластик Могилев», один из первых резидентов СЭЗ,  за время пребывания в ней неоднократно расширяла линейку выпускаемой продукции и полностью обновляла свои основные фонды. Сегодня она занимает свыше 30% рынка Евразийского экономического союза. 
 
И  все-таки … Общие данные  —   это как средняя температура по больнице. Проведенный Комитетом госконтроля Могилевской области аудит эффективности деятельности СЭЗ и ее резидентов за 2015—2017 годы показал, что она могла бы быть значительно выше. К слову, работа свободных экономических зон постоянно в фокусе внимания руководства страны. В 2016 году на совещании по вопросам функционирования и развития СЭЗ глава государства выразил озабоченность их работой. По его словам, когда они создавались, предполагалось, что «предприятия-резиденты завалят валютой, и у нас никогда не будет проблем с курсом рубля». Но этого не произошло. Как отметил Александр Лукашенко, и сумма бюджетных перечислений резидентов СЭЗ  в бюджет оставляла желать лучшего, и средняя зарплата сотрудников — невысокая.
Конечно, СЭЗ в принципе вроде  «палки о двух концах»: с одной стороны, льготы резидентам стимулируют создание и развитие современных производств, а с другой — усиливают неравенство на рынке. Искусство управления СЭЗ в том и состоит, чтобы резиденты  работали в интересах национальной экономики, а не для выгоды отдельных бизнесменов.
 
— На 1 мая 2018 года резидентами СЭЗ «Могилев» являлись 36 предприятий, — говорит начальник управления  контроля за работой отраслей хозяйства КГК Могилевской области Дмитрий Захаров. — В то же время детальное изучение ситуации показало, что неплохими в целом экономическими показателями СЭЗ в огромной степени обязано всего 6 резидентам — организациям  ведомственной подчиненности: «Белшине», «Могилевхимволокно», «Моготексу», «Бобруйскагромашу», которые были созданы еще в советское время, а также Могилевскому вагоностроительному заводу и шкловскому заводу газетной бумаги. В 2015—2017 годах на них пришлось 64—72 %  объема производства резидентами СЭЗ промышленной продукции (работ, услуг), 99—100 % отгруженной инновационной продукции, 65—73 % выручки от реализации, 33—52 % вложенных инвестиций, 74—89 % уплаченных налогов, сборов и платежей в бюджет и внебюджетные фонды. Получается,  что вклад организаций без ведомственной подчиненности (за исключением ИООО «Кроноспан ОСБ», ИООО «ВМГ Индустри» и СООО «Джокей Пластик Могилев») в результаты деятельности СЭЗ весьма незначителен.
 
Насторожили контролеров и другие моменты в развитии СЭЗ. В частности, снизилась инвестиционная активность. Если в 2015 году резидентами было привлечено  около 369 млн. рублей инвестиций, то в 2017-м  — почти вдвое меньше. И в целом деятельность резидентов в последнее время стала «пробуксовывать»: в прошлом году чистый убыток составил почти  333 млн. рублей и увеличился по сравнению с 2015-м в 5,2 раза. Причем с отрицательным финансовым результатом сработал практически каждый второй резидент. Помимо привлечения инвестиций вторая важная задача СЭЗ — выпуск на современных производствах инновационной и потому  пользующейся высоким спросом на зарубежных рынках, продукции. Однако, отметили контролеры, реализуют такие товары лишь 7 резидентов, среди которых 6 — организации с ведомственной подчиненностью. Ну, а коль большинство резидентов  выпускают традиционные на рынке  изделия, то, выходит, создают конкуренцию предприятиям, которые производят аналогичную продукцию, но не входят в состав СЭЗ?  
 
Еще цифры: за последние 6 лет число резидентов СЭЗ сократилось в  полтора раза (с 58 на 2 января 2012 года до 36 на 1 мая 2018 года). Странно, по мнению контролеров, выглядел и уровень среднемесячной зарплаты у некоторых  резидентов: у 6 из них она была ниже среднеобластного значения (694 рубля), у 17 — превысила этот уровень, но не достигла 1000 рублей.
 
—  Удивили и диспропорции в оплате труда, — отметил Дмитрий Захаров. — В некоторых организациях высокий заработок был только у управленцев. К примеру, в одной из них среднемесячная зарплата у одного человека составила около 3992 рублей, в то время как у остальных 8 она была ниже 689 рублей. В другой организации одному из 9 человек начислено в среднем  почти 994 рубля за месяц, у остальных зарплата была ниже 425 рублей. И это в условиях, когда резиденты имеют значительные преференции.
 
Понятно, любая ситуация складывается из объективных и субъективных обстоятельств. Часть резидентов СЭЗ объясняют убытки значительными расходами по обслуживанию привлеченных кредитов (выплате основного долга и процентов), а также непростой ситуацией на зарубежных рынках.
 
— Мы в основном поставляем продукцию в Россию, —  рассказывал экономист одного из предприятий. — Помните, там был обвал рубля? Торговать с Россией стало невыгодно. Но мы хоть и в меньших объемах, но продолжали поставлять туда продукцию, чтобы сохранить рынок. Да, потерпели убытки, но с 2016 года начали наращивать экспорт, сегодня стабильно работаем. Кстати, есть парадокс. Частным предприятиям не доводятся прогнозные показатели по объемам производства и экспорта. А вот администрации СЭЗ, которая является госструктурой, такие задания устанавливаются. Хорошо, мы завалим продукцией склады, но как ее потом реализовать и кто будет нести убытки? Вот в чем одна из проблем…
 
А с другой стороны, если продукция — инновационная, то вроде бы и спрос на нее должен быть высоким. К примеру, постоянно обновляет ассортимент изделий резидент СЭЗ ООО «Махина ТСТ», а потому и проблем со сбытом продукции не испытывает. В результате на предприятии выплачивают и неплохую зарплату работникам — за прошлый год она составила свыше 1260 рублей в месяц. Так если у какого-то резидента «хромает» реализация изделий — объективная ли это причина? Или все-таки субъективная, когда не обновляется ассортимент или проваливается маркетинговая политика?  
 
Конечно, убытки связаны и с расходами по проведению проектных и строительно-монтажных работ, приобретению и установке оборудования, выпуску пробных партий продукции, ее сертификации… Но вместе с тем сроки реализации и окупаемости инвестпроектов, необходимые финансовые ресурсы детально прописываются в бизнес-планах резидентов. Они не всегда  выполняются? 
 
— Постановлением Совмина установлены критерии оценки эффективности деятельности резидентов СЭЗ, в числе которых и привлечение инвестиций в сроки и размерах, предусмотренных в бизнес-планах, осуществление производственной деятельности и создание рабочих мест в соответствии с определенными сроками, — говорит Дмитрий Захаров.  — Однако аудит показал, что почти каждый пятый резидент СЭЗ в прошлом году не обеспечил выполнение критериев эффективности деятельности в полном объеме. В частности, не были привлечены необходимые объемы инвестиций, не создано заявленное количество рабочих мест. Несколько резидентов не приступили в установленные бизнес-планами сроки к строительству объектов инвестпроектов (находились на стадии проектирования). Одна из причин этой ситуации — несвоевре­менное выделение земельных участков. В этом есть и недоработка администрации СЭЗ. С 2010 года в СЭЗ из-за дефицита госфинансирования не создана в требуемых объемах инженерно-транспортная инфраструктура. В то же время  КГК предлагал администрации СЭЗ рассмотреть возможности удешевления  ее создания — за счет оптимизации отдельных проектных решений, привлечения для строительства объектов иных внебюджетных источников финансирования, в том числе средств фонда развития самой СЭЗ.
 
Результаты аудита были рассмотрены на коллегии КГК. Могилевскому облисполкому и администрации СЭЗ «Могилев» предложено обеспечить принятие мер по эффективному функционированию и динамичному комплексному развитию СЭЗ, максимальному использованию ее потенциала для создания высокотехнологичных инновационных производств, ориентированных на выпуск экспортной и импортозамещающей продукции. 
 
То, что надо незамедлительно развязывать «проблемные узлы» СЭЗ, понимают и их руководители. В июне текущего года они решили создать совет глав администраций белорусских свободных экономических зон. Как отмечали учредители совета, помимо улучшения инвестиционного законодательства немаловажным вопросом для развития СЭЗ является совершенствование инженерной подготовки занимаемых ими территорий. До сих пор, по большому счету, деньги на это выделяются по остаточному принципу.
 
Недавно проблематика эффективности СЭЗ была обсуждена на совещании с участием главы государства. «Сегодня  вопрос о том,  чтобы просто занять людей в СЭЗ, предоставив там льготный режим для предприятий, не ставится», — подчеркнул Александр Лукашенко. — Нам нужны высокотехнологичные производства, которые дадут синергетический эффект на всю экономику. А просто там создать конторку, и кто-то будет болты, гайки клепать, это хорошо, но уже не соответствует тому уровню развития, на котором мы находимся». На совещании говорилось о необходимости принятия мер по развитию СЭЗ. Речь — не о новых  льготах и преференциях резидентам. Предусматривается, в частности, определить источники финансирования, которые предприятия могли бы использовать для создания необходимой инфраструктуры (в первую очередь газо- и электроснабжения). В то же время, отметил Александр Лукашенко, во главу угла они должны ставить экономические интересы страны. Только если будут соблюдены основные показатели эффективности (привлечение новых инвестиций, рост экспорта и валютной выручки, рентабельность производства и достойная зарплата работников), существенную пользу от СЭЗ  почувствуют не только их резиденты, но и область, и вся страна.

Читайте также