Мы все — земляне!

Когда я познакомилась с семьей Хосе и Тони, мне было лет двенадцать. Детей из Беларуси тогда активно отправляли на оздоровление в солнечную Испанию.
 
Сказать, что я была поражена видом моих новых знакомцев — ничего не сказать. Два улыбчивых колобка (килограммов по сто двадцать  —  сто пятьдесят каждый) в каких-то запредельного вида гавайских костюмах забрали меня, как это и было оговорено программой, к себе домой на три месяца, в то время как других ребятишек, по моим наблюдением, за руки дружно уводили не в сравнение презентабельно-серьезные доны и доньи. «Ну все, — помню, подумалось мне. — Попала». Мысль окрепла, когда со сладкой парочкой мы пришли на стоянку машин. Там в несколько рядов стояли приличного вида поблескивающие со всех сторон новенькие «сеаты» (большинство испанцев, кстати, о-о-очень поддерживает родных производителей). И только где-то в кармашке скромно притулился старенький конек-горбунок. Это тоже был «сеат», только родом, кажется, из каменного века. Как мы в него втроем умудрились втиснуться — удивляюсь до сих пор. Как выяснилось, то был не предел. Испанский мини-драндулет умел волшебным образом растягиваться — по-другому и не объяснишь — и возить человек по пять, причем не худеньких.
 
Следующим потрясением стало то, что в машине под ногами у себя я обнаружила перекатывающиеся туда-обратно бутылки. «Оля, беги! Они — алкоголики!» — даже не кричало, а вопило мое подсознание. Но я таки доехала с Хосе и Тони до их дома, где при свете фонарей (время приближалось к полуночи) все-таки смогла рассмотреть, что спиртного здесь нет и в помине. Заботливая чета нагрузила свой старенький «сеатик» всевозможными напитками и вкусняшками для меня, но так переволновалась, что напрочь забыла их предложить в дороге. Они вообще оказались трогательными и чуткими людьми. Да, не самого большого достатка. Да, не позволяющие себе какие-то дорогие вещи. Да, на удивление легко относящиеся ко всему материальному.
 
Но мне с ними и их двумя детьми было непередаваемо здорово и душевно все эти три месяца! Спустя время — еще три. И еще. Мы по-настоящему сдружились. С Тони и Хосе перезваниваемся по сей день, поздравляем друг друга с праздниками. Выбраться к ним в гости сегодня не получается, но знаю, что их двери всегда открыты. Как и мои для них. И неважно, что между нами тысячи километров, что говорим мы на разных языках: мы близкие люди, мы — земляне!

Читайте также