Разговор с внуком

Петровича, соседа сверху, жители подъезда окрестили «политиком». И действительно, при встрече со знакомыми любит он обсудить «текущий момент», беспощадно вынося собственные оценки всем сторонам процесса.
 
На этот раз, хоть в республике по выходным дням продолжаются протестные события, Петровича заинтересовал несколько иной фактор. Его внук Мишка накануне очередного учебного года удивил деда после беседы с ним неожиданным выводом. И вот как было дело.
 
– Решил перед Днем знаний узнать настроение внучка на следующий учебный год, – неторопливо начал рассказ Петрович. — Он у меня в седьмой класс пошел. Вижу, что учеба у него большой радости не вызывает. Отчего, спрашиваю. «Понимаешь, дед, скучно в школе», – отвечает. Не поверил я в это. И стал вспоминать свою школьную пору. Тогда следующего учебного года ждал с нетерпением, поскольку сулил он встречу с одноклассниками, по которым успел соскучиться, множество интересных внеурочных мероприятий, спортивных соревнований. Об этом и рассказал Мишке.
 
Еще только в третьем классе вступили в пионеры, говорю, как включились в соревнование за звание лучшего пионерского отряда, который получал право участвовать в районном слете. А на него надо было ехать в райцентр за 30 километров. Класс у нас был сильный, но один паренек, что называется, портил всю успеваемость. К нему прикрепили двух шефов, которые не только следили за тем, чтобы он систематически готовился к урокам, но и вел себя в школе подобающим образом: не хулиганил на переменах, был опрятно одет. И все-таки стали мы лучшим отрядом школьной пионерской дружины.
 
«А ты – пионер?» – спрашиваю у внучка. Да, отвечает, только у нас никто в школе галстуки не носит, поэтому мой лежит между двух больших книг дома – чтобы не помялся. И соревнования у нас никакого нет. И кто как учится, другим безразлично.
 
Как оказалось после рассказа, о туристических походах и слетах, о романтике ночевки в палатках у костра в их школе, которая на весьма хорошем счету в городе, никто и не мечтает, не то, чтобы осуществить такое. Единственное из мероприятий, что предлагают во внеурочное время, так это поход в кино или на спектакль в театр, и то весьма редко. И ни соревнований, ни слетов отродясь не проводилось.
 
Тут, чувствуя свое превосходство, я, можно сказать, разошелся. Вытащил целую пачку дипломов и почетных грамот, полученных в школьные годы, и продемонстрировал внуку, чтобы тот убедился в достоверности моего рассказа. Внимательно Мишка рассмотрел их. А потом неожиданно огорошил заключением: «Дед, – говорит, – хочу перенестись в твое время. Там было куда интереснее. Только вот жаль, что нет такой технической возможности».
 
Безусловно, такое заключение не могло не польстить моему самолюбию. Но, с другой стороны, оно вызвало чувство настороженности и даже тревоги. Да, времена меняются с неимоверной быстротой. И бабушки с дедушками, как в том анекдоте, могут быть отнесены внуками и правнуками к поколению, которое видело динозавров. Однако психология человека, а ребенка – тем более, остается субстанцией социальной. Дети, наверное, значительно больше взрослых нуждаются в общении между собой, в состязательности со сверстниками, чтобы соотносить свои способности с их. И никакие электронные изобретения не заменят этого.
 
А нынешняя школа, оказывается, то ли не имеет возможности, то ли не испытывает желания организовать эти процессы неформального общения и состязательности, поставив во главу угла обучение знаниям. Не потому ли и стала она неинтересной?
 
Однако есть в этой проблеме и еще один, думается, весьма важный аспект. Почитай, на каждом углу, что называется, говорим о воспитании настоящих патриотов Отечества. А когда и где можно услышать, фигурально выражаясь, звуки пионерского горна и барабанную дробь? Галстук остается бережно хранимым между больших книг, чтобы не помялся. Лишь время от времени слышатся и инициативы нынешних БРСМовцев, и то чаще на областном уровне, а не исходящие из первичных организаций союза, пребывающих большей частью в аморфном состоянии.
 
Но ведь одними словами и звучными лозунгами патриотизм не воспитаешь. Нужны конкретные действия. И не когда-нибудь, а в самом начале, когда маленький человечек вливается в коллектив сверстников. Сын мой, отец Миши, будучи в детсадовском возрасте, каждый день, проходя по площади возле Дома Советов, здоровался с «дедушкой Лениным». Узнав об этом, внук рассмеялся – настолько чуждым для него было это. А ведь смешного здесь ничего нет.
 
Наоборот, непременно появляется вопрос: а не слишком ли мы увлеклись разного рода реформированием системы образования, позабыв о воспитательной функции школы, о необходимости того, чтобы она прививала детям не только нравственные, но и патриотические нормы поведения в социуме? Ведь даже Президент страны, никоим образом не открещиваясь от молодежи, которая, к сожалению, составляет немалую часть протестного движения, говорит о том, что она такова, какой мы ее воспитали.
 
И еще один аспект. Все громче слышатся голоса, ратующие за переход в связи с пандемией коронавируса на удаленное обучение даже в школах. Это, естественно, означает еще большее разобщение ребят, которые еще глубже удалятся друг от друга, общаясь только через соцсети, утратят чувство коллективизма, не говоря уже о том, что школа полностью окажется изолированной от воспитательного процесса. Выходит, технический прогресс не всегда на пользу.                   

Читайте также