Плата за… смерть

…Говорят, что есть лишь два вида бизнеса, которые никогда не будут убыточными. Это производство продуктов питания, поскольку человеку всегда нужно есть. И погребальный – ведь эликсир бессмертия еще не изобретен. И вряд ли когда-нибудь появится.

И тем, и другим бизнесом занимаются как структуры, входящие в обойму государственных, так и частные. Естественно, между ними существует конкуренция. Наиболее успешными становятся те, которые производят более вкусные и питательные продукты, оказывают качественные и дешевые услуги. Не будем затрагивать «продовольственную» сферу. Поговорим о погребальной. Потому что в ней, как оказалось, даже перед ликом смерти не все совершается честно.

В Могилеве стержневой структурой погребального бизнеса считается городское коммунальное унитарное предприятие «Специализированный комбинат обслуживания населения» (МГКУП «СКОН»). Оно входит в систему жилищно-коммунального хозяйства, непосредственно подчинено МГКУП «Управление коммунальных предприятий». Но сие обстоятельство отнюдь не означает, что спецкомбинат должен выступать монополистом в своей сфере деятельности, диктовать, что называется, свои правила игры конкурентам-частникам. А, как выясняется, именно такую позицию и заняло его руководство.

Стремление к лидерству было бы объяснимо и оправдано, если бы процедуры и работы, необходимые при организации и проведении похорон, по уровню их оказания превосходили предлагаемые другими участниками похоронного бизнеса. Именно этим можно завоевать клиентуру. Но частники оказались и расторопнее, и услуги их дешевле тех, которые предлагал «СКОН». Поэтому ему стало затруднительно полноценно конкурировать и получать планируемую выручку. Чтобы исправить положение, руководство спецкомбината пошло на определенную фальсификацию действующих Правил содержания мест погребения в Могилеве, утвержденных решением горисполкома и горсовета. В брошюре, неизвестно кем изданной в местной типографии и используемой руководством «СКОН» в качестве официального документа, неожиданно, в отличие от текста правил, появилось утверждение, что копка могил – а это одна из самых дорогостоящих услуг при погребении – отнесена исключительно к компетенции спецкомбината. Кроме этого без всяких на то оснований было присвоено право взимать сумму в две базовых величины с похоронных процессий за въезд на территорию кладбищ, если они пользовались услугами не их катафалка.

Конечно, не чем иным, как самодеятельностью и попранием требований законодательства о похоронном деле, а в конечном счете – желанием получить незаработанные доходы, эти нововведения назвать нельзя. Поэтому антимонопольным органом, которым на тот момент являлось управление антимонопольной и ценовой политики Могилевского облисполкома, «СКОН» было выдано предписание об устранении нарушений. И о них проинформированы горисполком, управление коммунальных предприятий и облжилкомхоз. При этом четко разъяснялось, что, несмотря на то, что структуры, подобные спецкомбинату, наделены исключительной компетенцией в предоставлении  и ведении государственного учета участков для захоронения, мест в колумбарии, склепов, никто монопольного права на копку могил ему не давал. А участки на кладбищах должны выделяться бесплатно по заявлению лица, взявшего на себя организацию погребения умершего. Эта подробность, как в дальнейшем поймет читатель, окажется решающей в махинациях по незаконному получению денег при оформительских процедурах.

Однако понимая, что конкурировать с частниками становится все труднее, что к ним чаще всего отходит и копка могил, и предоставление катафалка, и продажа погребальных аксессуаров, в «СКОН» быстро придумали новую «услугу» – начали брать деньги за… «осуществление контроля за погребением другими субъектами хозяйствования». Заметим, что плата за нее взималась только в том случае, когда основные похоронные услуги предоставляли конкуренты-частники. В общем, опять же получалось, что предлагали платить за обязанность, которую спецкомбинату предписано выполнять законодательством. При этом расчет был прост: люди, которым предстояло хоронить близкого человека, находятся в таком душевно-эмоциональном состоянии, что им не до выяснения, за что полагается платить, а за что нет. Да и каждый считал, что в подобных ситуациях, как говаривал популярный герой известного кинофильма, торг неуместен. Суммы же взимались разные: от 150 до 232 рублей (деноминированных). При этом оформление документов на захоронение в виде счет-заказа занимало максимум три-четыре минуты, а на кладбище никто из работников спецкомбината не выезжал. И такая тихая «экспроприация» продолжалась почти год. Правда, при одном условии. Если обратившийся заказывал услуги в «СКОН», то за «осуществление контроля» плату не брали. Тем же, кому была нужна лишь документация, на возражение, мол, за что платим, объясняли, что в случае отказа от оплаты вообще разрешения на захоронение не выдадут.

На этот раз руководство «СКОН» поправили более принципиально: рассмотрев административные протоколы о недобросовестной конкуренции и нарушении антимонопольного законодательства, экономический суд области оштрафовал предприятие на 400, а его директора на 20 базовых величин соответственно. После чего предприятие обжаловало это решение в суде высшей инстанции – Верховном суде, однако последний оставил решение экономического суда в силе.

Как оказалось, одновременно с «контролем за погребением» руководство спецкомбината успешно брало плату и за еще одну псевдоуслугу – прием и оформление заказов на погребение, хотя она таковой не является. Как писал классик, «мастера оговорочки» – иначе не скажешь — в недрах регламентирующей документации даже «выкопали» ей какое-никакое обоснование. Хотя понятие услуги трактуется как результат взаимодействия ее поставщика с потребителем по удовлетворению нужд последнего. Потребители же такой нужды не испытывали. Но при этом стоимость ее включалась в счет без их ведома. Как говорится, не мытьем, так катаньем. И несмотря на то, что суммы взимались не такие значительные, в пределах 28 рублей, в итоге набегали  солидные деньги.

Однако руководство «СКОН» не учло, что эта халява не вечна. После того как пройдут горе-печали по умершему родственнику, живущие начинают анализировать расходы, связанные с его погребением. После такого анализа и обратилась одна из могилевчанок, взявшая на себя заботы по погребению родственника, в Министерство антимонопольного регулирования и торговли республики (МАРТ) с просьбой проверить правомерность требований выплаты означенных сумм за оформление простых бумажек. Это обстоятельство побудило сотрудников главного управления МАРТ по Могилевской области провести внеплановую проверку спецкомбината. Тут и всплыла, мягко говоря, финансовая самодеятельность его руководства, принесшая незаконное взимание денег с обращавшихся за документами на захоронение родственников. Причем тарифы на эту «услугу», которая по сути являлась административной процедурой, как выяснилось, устанавливало опять же само руководство «СКОН». А оно при этом не скромничало.

Заметим, что обратившаяся могилевчанка оказалась не единственной, кого подобные поборы привели в недоумение. При проверке сотрудники главного управления МАРТ по Могилевской области в книгах отзывов и предложений нашли более четырех десятков записей клиентов с просьбой разъяснить их правомерность. Но руководство спецкомбината, ссылаясь на различные инструкции и положения, в ответах всячески затушевывало сей аспект.

Также установлено, что после очередного предписания антимонопольного органа на предприятии решили предпринять, что называется, ход конем. Вместо услуг по «осуществлению контроля за погребением другими субъектами хозяйствования» и «приему и оформлению заказа на погребение» ввели новую «услугу» – «прием и оформление документов». В общем, как в той поговорке: что палкой по голове, что головой о палку. При этом суммы оплаты за нее существенно увеличились буквально за несколько месяцев от 31,7 почти до 45 рублей. И в общей сложности сумма собралась приличная: от 2689 заказчиков почти  118,5 тысячи рублей. За 2017 год она составляла четверть общей выручки «СКОН». Как говорит молодежь, нехило, если учесть, что никаких затрат или совершенствования организации работы при этом не требовалось.

Но удивляет не только жажда получения дармовых денег, а и упорное нежелание, вопреки предупреждениям и предписаниям, отказаться от них. Под различными предлогами. Это же такой лакомый кусок вдруг отваливается от финансовой отчетности! Поэтому и выпирала в ответах в различные инстанции, которые посылало руководство предприятия, непоколебимое желание удержать этот сегмент в экономическом балансе во что бы то ни стало. Обоснования своей «правоты» в них различные, но смысл их один: брали деньги за «услуги», берем и будем брать. Поэтому в тарифах появлялись очередные таксы вроде такой, как за выдачу «разрешения для проведения работ по благоустройству мест захоронения, установки надмогильного сооружения». Ею за год было «охвачено» 475 клиентов, а в  кассу предприятия влилось 9476 рублей. Причем, как и ранее, возражения относительно оплаты не принимались. А рабочие из иных похоронных структур, которые должны были проводить эти самые работы по благоустройству мест захоронения, без оплаченного в «СКОН» разрешения даже не могли попасть на кладбища.

– Спецкомбинатом занимаемся уже почти пятилетку, – замечает начальник управления контроля и расследований главного управления МАРТ по Могилевской области Галина Прудникова. – Пресекаем одно нарушение – вскоре выявляется другое. Доходило до того, что предприниматели, занимающиеся похоронным бизнесом, жаловались на произвол его работников, которые, присваивая монополию на копку могил, засыпали уже выкопанные другими могилы, препятствуя захоронению умерших. Случалось, катафалк привозит гроб, а могильная яма уже наполовину зарыта. Представьте, каково в таких ситуациях родственникам умершего? И вообще это нонсенс: государство помогает людям в беде, выделяя на похороны умерших приличные суммы, чтобы, как говорят, по-людски отправить в последнюю дорогу окончивших свой жизненный путь. А «СКОН» без зазрения совести фактически отбирает эти деньги.  

– Проверки, проведенные нами, – продолжает заместитель начальника главного управления МАРТ Татьяна Соловьева, — вскрыли многократные нарушения руководством спецкомбината не только Закона «О погребении и похоронном деле», но и Закона «О защите прав потребителей», антимонопольного законодательства и иных правовых актов нашей страны, не говоря уже об этической стороне ситуации. Это не только наш вывод, но и выводы судебных инстанций, которые довелось пройти. И на основании их те, с кого незаконно были взяты деньги за несуществующие услуги – а это 5298 человек, – могут обратиться с исками об их возврате в судебном порядке. Это, думается, наконец-то отрезвит любителей незаработанных прибылей. А еще – результаты уголовного дела, над расследованием которого сейчас работают следственные органы. 

Плата за… смерть

Читайте также