Клоуны остались

«Не смеши людей» – сколько раз в жизни каждому из нас приходилось слышать эту фразу. А ведь есть такая профессия. Смогли бы вы быть клоуном? Это так непросто – заставить взрослого человека смеяться, чтобы тот почувствовал себя ребенком. А с ребенком быть на одной волне. Обычно, обзаведясь семьей, перешагнув 30-летний рубеж, мужчина становится прагматичным, серьезным и оседлым. А Юрий Светлаков из Бобруйска после рождения дочерей-двойняшек оставил бизнес и переквалифицировался в клоуны. И счастлив.

В Бобруйском центре коррекционно-развивающего обучения и реабилитации маленькие зрители спешат занять места. «Клоун Жорик приехал!» – говорят мамы своим детям. Кого-то из ребят в актовый зал ввозят на инвалидной коляске.

– У нас все дети особенные: ДЦП, аутизм, – рассказывает директор Инна Садовская. – Клоун Жорик, то есть Юрий Светлаков, приезжает к нам уже на протяжении лет шести. Представления дает бесплатно. Некоторые дети от сеансов клоунотерапии меняются так, что мы их такими даже не видели. Нам всем не хватает положительных эмоций. А у этих детей, ограниченных и в передвижении, и в общении, а иногда и испытывающих боли, еще более острый дефицит улыбок и позитива. Вы понаблюдайте, как во время представления изменятся даже их родители: они сами превращаются в детей.

И действительно. Стоило из-за занавеса появиться клоуну в оранжевых шароварах и огромных ботинках, как я сама забыла, что вообще-то приехала сюда с серьезной целью – написать статью. Какое там! Ведь клоун надувал мыльные пузыри в человеческий рост и показывал фокусы. А дети, которые, как мне казалось до начала представления, вообще не улыбаются и словно отстраненные, в каком-то своем мире, хлопали в ладоши, хохотали от души, когда им удавалось дотянуться до пузыря и тот лопался.

– Этим детям больно, и я хочу помочь им. Еще один из адресов – Детский онкологический центр в Боровлянах. У меня есть страничка «ВКонтакте» https://vk.com/kloun_svet , и там можно связаться со мной с предложением поучаствовать в благотворительной акции. Что касается бобруйского коррекционного центра, то хотелось бы привлечь внимание всех тех, кто может помочь. Вы понимаете, когда речь идет о тяжело больных детях, потребность существует во всем: от гигиенических салфеток до средств реабилитации. Детей рассмешить проще, с ними достаточно быть искренним. А вот над взрослыми я «экспериментирую», я обожаю «вытягивать» из них ребенка: они испорчены жизненным опытом, недоверчивые, более закрытые.

Клоун – это мировоззрение

Грустная история со счастливым концом. Эта лирическая реприза в репертуаре Юрия собственного сочинения. На сцене появляется человек с чемоданом. По его лицу и походке сразу становится понятно: что-то такое случилось в его жизни, что он остался в этом мире совсем один. И тут на его пути – горшок с цветком. Точнее, он не цветет, а лишь один стебель торчит. Как говорится, вот и встретились два одиночества. Человек пытается оживить цветок: поливает, согревает и даже читает сказки. Но все напрасно. И когда человек уже теряет надежду и уходит, то за его спиной с благодарностью цветок распускается!

Наверное, это самое главное, что должно дарить искусство, – катарсис, нравственное очищение. И действительно, есть какая-то тонкая грань от великого до смешного.  Один писатель заметил: «Юмор – единственный правдивый способ рассказать печальный рассказ». Клоуны используют возможность вый­ти на сцену для общения с людьми. Любой спектакль – повод для встречи. 

– Меня называют «клоун с грустными глазами». Клоун – это большой ребенок. А клоунада – серьезное искусство. Это даже не профессия, а мировоззрение, стиль жизни.  Натянуть красный нос и парик – еще не значит быть клоуном. Если ты просто развлекаешь публику с помощью конкурсов и забав, то это аниматор – не клоунада. Мой учитель, «папа» – клоун Слава Полунин. Говорят, что клоуном начинают быть в 40 лет и только в 60 становятся профессионалом. Ведь, чтобы оставить в сердце зрителя свет, заставить его хотя бы на время представления очистить душу от уныния, нужен богатый жизненный опыт. А главное – желание дарить людям ощущение невыносимой легкости бытия, превратить серую будничность в праздник жизни.

«Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!»

– Что должен уметь клоун? Все: он и акробат, и жонглер, и фокусник, и артист, и психолог. Клоун должен быть и драматургом, и сам себе режиссером, и визажистом, и портным. А еще чувствовать зрителя и всегда быть готовым к импровизации. Вот мой реквизит: он умещается в этом чемодане. Кстати, чемодан с историей: он принадлежал моему деду, пережил с ним блокаду в Ленинграде. Костюм и эти огромные клоунские ботинки шил себе сам. Образ каждого клоуна должен быть уникальным.

Если у вас есть желание попробовать себя клоуном, то сегодня это можно сделать в Гомеле: в театре клоунады и пантомимы «Без слов» или почерпнуть азы в благотворительном общественном объединении «Больничные клоуны Фанниноуз». В театре эстрады в Минске есть кружок по клоунаде. Я переписываюсь с артистами знаменитого театра «Лицедеи» из Санкт-Петербурга. Есть мечта – открыть собственную школу-студию клоунады для детей.

Приглашаю всех на фестиваль клоунов ClownShow.by. Он пройдет в Бобруйске 20 – 21 апреля уже во второй раз. Клоуны приедут из семи стран мира, будут мастер-классы, яркое шоу.

– Существуют два противоположных стереотипа о клоунах: они вечно веселые по жизни либо, наоборот, – грустные, угрюмые, замкнутые люди. Какой вы «без грима»?

– Я люблю смеяться, люблю чувствовать себя счастливым. Иначе я не мог бы стать клоуном: невозможно отдавать то, чего в тебе нет. И я заряжаюсь от смеха, который сам же вызываю в людях. А еще меня заряжают энергией мои дочки. Взгляните на лица прохожих на наших улицах: много ли вы увидите улыбающихся людей? Наверное, причина в том, что люди переоценивают важность бытовых проблем, а жизнь-то идет.

Будучи стажером у клоуна, я решила для начала примерить профессиональный грим. Мне его нарисовал Юрий, а чтобы подобрать подходящий образ, спросил, какая я по характеру. Так, может, быть клоуном – это быть собой? Разве мы не прячем собственное «я» под серьезными масками? Разве нам не хочется иногда подурачиться и чтобы все вокруг нас смеялись? Как говорил тот самый Мюнхгаузен: «Я не боялся казаться смешным. Это не каждый может себе позволить».

Читайте также