Пропажа свидетеля

Эпизод из фильма «Золотой теленок» в исполнении Сергея Юрского, Зиновия Гердта и Леонида Куравлева, когда Бендер, представившись сотрудником органов, предлагает собравшейся толпе, наблюдающей, как бьют Паниковского, записываться в свидетели, вызывал не только улыбки, но и смех. И как было не посмеяться, если после предложения псевдомилиционера толпа сразу рассосалась: свидетелей не нашлось. 

С тех пор времени прошло немало. Но сейчас оказывается, что тогда смеялись мы над собой. Потому что и нынче очевидцы событий, соприкасающихся с законом, предпочитают, что называется, в лучшем случае не выпячиваться, не говоря уже о том, что подчас вообще уходят в подполье. О таком положении вещей свидетельствуют и многочисленные объявления на страницах печатных изданий, помещаемые сотрудниками милиции и следственных органов, с просьбой откликнуться очевидцев ситуаций, в которых был нарушен закон. 

А недавно знакомая рассказала, как всеми правдами и неправдами отказывалась идти в понятые. Хотя и случай, несмотря на трагизм, был рядовой: в одиночестве умерла старуха, жившая по соседству. И в связи с этим участковому инспектору милиции понадобилось составить протокол. Так он большую часть времени потратил на поиски понятых, которые должны были засвидетельствовать составленную им бумагу. 

Другая жаловалась, что сосед терроризирует всю улицу, со всеми отношения, что называется, на взводе. А когда начинаешь ему делать замечания, в ответ угрозы, вплоть до того, что обещает сжечь жилье. Вот никто и не хочет связываться. В такой же ситуации сосед наглеет еще больше. 

Но не только на бытовом уровне люди зачастую ведут себя так. Психологи даже в связи с этим выделяют так называемый эффект свидетеля. Это когда прохожие, столкнувшись со сложной ситуацией, любопытствуют, ротозейничают вместо того, чтобы протянуть руку помощи человеку, попавшему в нее. Отсюда все больше интернет заполоняют видео аварий, драк, пожаров, иной чрезвычайщины. И создается впечатление, что свидетели всего этого упиваются картинкой видео вместо того, чтобы бежать спасать, помогать, выручать. А потом при определенных обстоятельствах (и такие случаи бывали) за деньги продают снятый сюжет из смартфона падким на сенсации телеканалам. 

Откуда в людях это праздное любопытство вместо сочувствия и стремления оказать помощь? Как ни печально сознавать, но подобные отношения в разной степени встречались всегда. И, думается, корни явления лежат в социуме. В свое время, когда человек человеку считался другом, товарищем и братом, этот  социум был более сплоченным. Теперь же призыв возлюбить ближнего своего, аки самого себя, доходит далеко не до всех. И в первую очередь потому, что основная масса людей не в столь далекие времена жила в экономически одинаковых условиях. Равенство же предполагает и ровные отношения. Во-вторых, это равенство было одной из составляющих идеологии общества. И человек вольно или невольно ощущал это.

Сейчас граждане значительно лучше оснащены технически. Автомобилями, аудио- и видеотехникой, разрешенным для самозащиты оружием. И каждый надеется, что в сложной ситуации обойдется без посторонней помощи. Кроме того, нас разъединяет и фактор имущественного неравенства, который становится все заметнее и ощутимее. Все это вкупе и порождает бытовой индивидуализм, когда человек, живя на одной лестничной площадке, может не только не общаться с соседями, а даже не знать их пофамильно. И случись что с ними, разве станет он вмешиваться в конфликт, разве придет на помощь в трудную минуту?! Вопрос из числа риторических. Каждый в своей «норке» мыслит, что, поскольку это его непосредственно не касается, так и рыпаться не следует.

К такому безразличию присовокупляется и то, что, пойдя в свидетели, надо будет испытывать определенный дискомфорт, связанный, если потребуется, с участием в очных ставках (когда дело касается уголовных преступлений), в судебных заседаниях и прочих правовых процедурах. У некоторых же статус свидетеля вызывает определенное чувство страха: мол, я-то скажу правду, а после этого виновник, когда появится у него такая возможность, мне же за эту правду и отомстит. И тогда поддавшись этому чувству, человек решает: лучше не вмешиваться. 

Психологи установили и некоторые закономерности возникновения эффекта свидетеля. Во-первых, пришли к выводу, что чем больше людей были свидетелями события, требующего вмешательства, преступления или конфликта, тем вероятнее, что никто из них не вмешается или не придет на помощь. Срабатывает синдром перекладывания ответственности на других. Будучи единицей в толпе, люди ведут себя по психологии последней. Каждый считает, что отреагировать должен кто-то другой, а не он. 

Во-вторых, немаловажным фактором становится то, в каких отношениях находятся свидетель и пострадавший. Если люди знакомы, они быстрее придут друг к другу на помощь. И это тоже объяснимо: случись трагедия, и потом в душе придется упрекать себя всю оставшуюся жизнь, что даже не попытался помочь не совсем постороннему человеку. 

А вообще избавиться от безразличия в жизни сродни подвигу. Избавление это требует от человека не только проявления лучших душевных качеств, но и решительности и смелости поступков. У нас же зачастую формирование таких чувств проходит с каким-то перекосом. Мы готовы пожалеть бездомную собачонку, вынося ей каждый день еду, но безмолвно проходим мимо человека, обнищавшего и духом, и телом, вместо того, чтобы накормить хоть раз и его. Не монетку бросить в шапку ради отцепного. Ведь не все те, кто стоит на паперти, пропивают подаяния.

Душевность – не только милые улыбки и сочувственные слова. Это в первую очередь понимание души других и готовность прийти на помощь в ней нуждающимся. И безразлично, в чем она будет выражаться: в свидетельских показаниях ради установления истины, в виде материальных пожертвований или физических усилий во спасение. Мы – люди, и не должны быть безразличными к себе подобным.

Читайте также